20:41
Блеск и нищета наложниц
 
Во многих древних культурах и религиозных традициях у правителей и и у элиты были не только жены, но и наложницы. Наличие наложниц обычно служили двоякой цели: во-первых, повысить престиж мужчины через многочисленное потомство, во-вторых, предоставить ему безграничные возможности в удовлетворении своих сексуальных желаний.

Институт наложниц связывают обычно с древним Китаем, где императоры, как известно, держали тысячи наложниц, однако практика жизни с наложницами не является исключительно китайским изобретением.

Наложница – явление древнее, восходящее еще к цивилизациям Древней Месопотамии и Вавилонии. Кроме жен, сохраняющих первенство в семье, имелись и наложницы, многие из которых были рабынями.

Считать ли наложницами жриц в некоторых городах-государствах, где они, не вступая в брак, занимали очень высокое социальное положение? Мужчины посещали этих женщин (храмовых проституток?) с той же целью, с какой наш современник приходит в бордель, но древнее общество не только потворствовало такой традиции, но и считало, что мужчина и женщина в этом случае (независимо от семейного положения мужчины) достойно выполняют свои религиозные обязанности.

Наложницы упоминаются и в Библии. У израильтян не было особых социальных различий между женами и наложницами. Главное различие – у жены было приданое, у наложницы –нет. Ну, с женами еще заключали брачный договор, и был период формального обручения перед браком.

У одного из самых известных обладателей наложницами, Соломона, было триста наложниц в дополнение к его семистам женам (и одна возлюбленная –обожженная солнцем Суламифь).

Некоторые еврейские мыслители, такие как Маймонид, считали, что наложницы предназначались лишь для царей, и поэтому у простолюдина не может быть наложницы и они не должны вступать в какие-либо сексуальные отношения вне брака.

Наложницы в христианстве не приемлемы, но некоторые библейские комментаторы, сраженные многоженством библейских патриархов, высказывают глубокомысленные предположения, что Бог разрешил иметь мужчинам более одной жены или несколько наложниц в период от Великого Потопа до Ветхого Завета, чтобы заселить мир.

В исламе также разрешалось брать наложницу. Глава четвертая, стих третий Корана гласит, что мужчина может быть женат максимум на четырех женщинах, если он может относиться к ним справедливо, и если он не может быть справедливым ко всем своим женам, он может жениться только на одной женщине или зависеть от своей рабыни.

Сожительство считалось приемлемым в качестве социальной потребности лишь при соблюдении определенных руководящих принципов. В древние времена, до ислама, разрешалось брать в наложницы либо немусульманских женщин –пленниц, либо покупать женщин-рабынь на невольничьих рынках (что было вполне социально-правовым поступком).

После принятия ислама, однако, было рекомендовано освободить женщин-рабынь или заключить с ними официальный брак.

Историк Аль-Табари подсчитал, что пророк Мухаммад женился в общей сложности на пятнадцати женщинах, хотя одновременно только на одиннадцати, и имел по крайней мере четыре наложницы. Все наложницы Мухаммеда были его рабынями. Согласно записям, Мухаммад посещал все одиннадцать своих жен за одну ночь.

В Древней Греции о практике содержания наложницы-рабыни сохранилось мало записей, но практика имела место о на протяжении всей Афинской истории. Закон гласит, что человек может убить другого человека, пойманного за попыткой установить отношения с его наложницей для производства свободных детей, что предполагает, что детям наложницы не было предоставлено гражданство.

Согласно Римскому праву, конкубинаж (сожительство с наложницей) допускается, если отношения являются прочными и исключающими других лиц ( жен, например). Эта практика позволяла римлянам вступать в неформальные, но признанные отношения с женщиной, которая не является его женой, чаще всего с женщиной, чей более низкий социальный статус препятствует вступлению в брак.

Именоваться наложницей, судя по всему, не было унизительным, так как слово concubina часто было начертано на надгробных плитах. Молодой раб, которого хозяин выбрал в качестве сексуального партнера, именовался concubinus.

Римляне не считали однополые отношения «гомосексуальными», если взрослый мужчина использовал раба или юношу-проститутку в качестве пассивного партнера. Предполагается, однако, что подобные отношения играли второстепенную роль в браке, в рамках которого взрослый мужчина демонстрирует свой мужской авторитет в качестве главы домашнего хозяйства.

В Древнем Китае наложничество было сложной практикой, в которой наложницы ранжировались в соответствии с уровнем благосклонности к ним императора. Положение наложниц варьировалось в широком диапазоне: от почти жен, с которыми обращались хорошо, берегли и ценили, до проституток, которые претерпевали всяческие бедствия и лишения.

Китайская императрица и наложницы императора.
Наложница могла улучшить свое положение, родив наследника (хотя ее ребенок считался ниже по статусу, чем законные дети) или могла подняться по социальной лестнице по милости правителя.

Одним из примеров подобного социального взлета была наложница-консорт Ву.

Она была супругой и любимой наложницей китайского императора Цуаньцзуна. Известная своей красотой, она поднялась до самого высокого ранга, которого могла достичь наложница. После смерти официальной жены императора в 724 году, все слуги, живущие во дворце, обращались с ней как с императрицей.

Не всем, разумеется, так везло. На всех императоров не хватает.

Если наложнице не удавалось родить детей, жизнь ее часто становилась менее приятной.

Китайские императоры вместе с наложницами жили в Запретном городе, и во время династии Цин число красавиц доходило до неприличной цифры в 20 000, причем охранялись они примерно таким же количеством евнухов, которые отвечали за то, чтобы императорская конкубина не могла забеременеть от кого-либо еще, кроме императора.

Чаще всего девушки становились наложницами не по своей воле, но во многих культурах семьи отсылают своих дочерей служить повелителю добровольно, в надежде, что дочь станет любимой женой и сможет поспособствовать возвышению своей семьи.

Если дочери не повезет, то, по крайней мере, она будет жить в комфорте и под защитой. В случае бедных семей родственники таким образом избавлялись от лишнего рта.

Внутренняя иерархия в Запретном городе была твердой и негибкой, и супруги яростно охраняли свой неофициальный рейтинг и делали практически все, чтобы продвинуться. Свирепствовали ревность и препирательства, и повседневная жизнь гарема была достаточно бурной.

Провести ночь с императором было мечтой каждой, иные старились, так и не добившись доступа к императорскому телу.

При этом ни одной наложнице на службе у дворца не разрешалось общаться с внешним миром, ни лично, ни даже по почте.

Этот запрет дошел до того, что даже врачевателю не разрешалось входить в тайные покои и видеть больную конкубину. Врач заочно ставил диагноз, по описаниям симптомов, выписывал рецепты, а лечение проводилось без него.

Были, однако, ситуации, когда наложница покидала дворец. Подобно тому, как император мог получить супругу в подарок от иностранного правителя, так и император мог преподнести одну из своих наложниц в подарок иностранному правителю. Таким образом, одна тюрьма заменялась другой.

Примерно такая история приключилась с Ван Чжаоцзюнь, одной из Четырех великих красавиц древности, тех самых, что «способны затмить луну и посрамить цветы, и внешностью способной рыбу заставить утонуть, а летящего гуся упасть».

Ван Чжаоцзюнь отказалась дать взятку художнику, писавшему портреты придворных красавиц, и тот в отместку изуродовал ее на свитке.

Император, когда пришло время задобрить предводителя варваров, нападавших на Китай, выбрал по портрету самую некрасивую наложницу, придал ей статус принцессы и предложил ее в жены хану варваров.

Перед отъездом красавицы навечно в степь, он увидел ее воочию и онемел: красота ее была такова, что она могла бы быть супругой небесного владыки, не только императора. Но было поздно. Красавица уехала к варварам, а разгневанный император порешил всех придворных художников.

Ван Чжаоцзюнь в степи.

После многих лет службы некоторым женам разрешалось покинуть дворец и жить своей жизнью. Многие жены, состарившись, отказывались покидать дворец и переходили в служанки. Некоторые становились монахинями.

Одной из самых тяжких сторон наложничества было то, что жены считались личной собственностью правителя. Он мог делать с ними все, что хочет, в том числе и забирать их с собой в загробную жизнь

Во многих древних гробницах находят останки женщин, похороненных вместе с одним мужчиной – это явно господин и его наложницы. .

Императорским наложницам помогали присоединиться к усопшему повелителю дворцовые евнухи. Наиболее добросовестные сами решали покончить счеты с жизнью, повесившись на шелковом шнурке или приняв яд.

В некоторых случаях несчастных женщин хоронили заживо. В стоячем положении – в ожидании прибытия императора в загробный мир.

Последней наложницей последнего китайского императора была Ли Юцинь. В 1943 году, когда супруга Пу И, императрица Ван Ронг, (Ванронг, Вань Жун, посмертно известная как императрица Сяокеминь), пришла в полную непригодность из-за употребления опиума, первая наложница развелась с ним, а вторая умерла при загадочных обстоятельствах, попечители императора решили, что ему нужна новая супруга, и предложили сделать выбор на основе фотографий местных школьниц. Он выбрал Ли Юцинь, которую забрали из дома под предлогом, что ее приглашают во дворец учиться.

Пятнадцатилетняя девочка не понимала, что ее ждет: « Я думала, что действительно иду во дворец учиться, даже школьную сумку с собой взяла. Я была совсем глупышкой и думала, что смогу уйти, если мне не понравится. Но нет, сбежать оттуда было абсолютно невозможно».

Ли достаточно доброжелательно судила о Пу И, который был освобожден из заключения в 1959 году и отправлен на работу в ботанический сад Пекина, пока не умер, бездетным, от рака в 1967 году: «Конечно, у него были свои странности… он был робким, подозрительным, раздражительным…но он перенес много горя и страданий, гораздо более тяжких, чем у обычных людей».

Считается, что институт наложничества был искоренен во многих странах и культурах по всему миру, но он существует в этих странах и в этих культурах в новых формах.

Наряду с этим, он существует как на Востоке, так и на Западе, в своей классической, традиционной, древней форме — можно в этом не сомневаться.
Категория: Интересно и любопытно | Просмотров: 95 | Добавил: Fialka | Рейтинг: 0.0/0