11:15
Колдовская месса
ДЕРЗКИЙ ВЫЗОВ БОГУ
Почему эта месса называется колдовской и «черной»? Потому что ее главной целью было злобное выслушивание общепринятой католической мессы, откровенное издевательство над ней, поясничание и кривляние, беззастенчивое поношение строгих церковных канонов.

«Братство полулюдей (срых), одного с другим», дерзкий вызов, бросаемый людьми небесам Господним, поклонение другому богу, Богу природы, причем в развратной и противоестественной форме – такой главный девиз «черной мессы».

СЛУЖБА ДЬЯВОЛУ
Как известно, любой шабаш, на который слетались ведьмы, включал в себя и своеобразную службу, посвященную Дьяволу.

Издательская «Черная месса» впервые появилась в конце Х века и стала для священнодействия Сатаны.

Отец Лоис Гофриди на суде в Экс-ан-Провансе в 1611 году под пыткой признался, что во время служения «черной мессы» совершал крестное знамение наоборот, заменял слова принятого благословения другими, злобными, кричал своим «прихожанам»: «Вперед! Во имя Дьявола!»

Знаменитый демонолог и монах М.Ф. Гуаццо, о котором мы упоминали уже не раз, один из самых активных «охотников на ведьм», автор множества книг по демонологии, выступая на суде Аквитании (Верхняя Гарона) в 1594 году, привел показания одной молодой девушки по имени Тереза де Роземонд.

Она откровенно рассказала ему о типичном шабаше, в котором лично принимала участие, о подтверждении там своего договора с Дьяволом, о диких иступленных плясках. Эту «черную мессу» вел священник в черном облачении, без креста на груди. В момент вознесения Святых даров он поднимал вместо креста черную репу или гусиный огузок и громко кричал: «Учитель да поможет нам!».

В его кубке вместо церковного вина плескалась обычная вода. «Святую» воду они готовили таким образом: в вырытую в земле ямку заставляли помочиться козла, и потом церемониймейстер орошал ею всех присутствующих, перелистывая молитвенник с черными и белыми страницами вперемешку. Но самое страшное во всей этой церемонии заключалось в том, что для проведения «черной мессы» требовалась кровь убиенного младенца.

Вот как описывает знаменитого черного мага аббата Гибура, который в течение двадцати лет проводил «черные мессы» в заброшенной церкви Мен-Марсель и с помощью восковых фигур вызывал смерть, французский писатель прошлого века Ж.-К Гюисманс в своем романе «Там, внизу»: «Некий аббат Гибур с большой охотой занимался такими действиями. На столе, изображающем жертвенник, ложилась совершенно обнаженная женщина и, раскинув руки, держала в них зажженные свечи в течение всей службы.

ЧЕРНАЯ МЕССА В ВЕРХНИХ ЭШЕЛОНАХ ВЛАСТИ
Гибур неоднократно служил такие мессы, участницами которых были любовницы короля Людовика XIV и такие знатные дамы, как герцогиня д`Агенсон и де Сен-Лон. Они, обнаженные, лежали на столе, держа в раскинутых в стороны руках зажженные свечи. Склонившись над ними, этот изувер-священнослужитель кропил их кровью зарезанного накануне младенца. Такие мессы в царствовании великого короля-Солнца бывали весьма многолюдными.

Многие женщины мечтали попасть на прием к знаменитому прорицателю или магу, чтобы узнать, какая судьба их ожидает в будущем.

Ритуал таких обрядов отличался крайней жестокостью. Для таинственной процедуры обычно доставали деревенского ребенка и сжигали его там же, правда, подальше от людских глаз.

Потом, умертвив другого, смешивали его кровь с пеплом первого, то есть делали все так, как язычники-манихейцы. За свои черные службы аббат Гибур кончил свою жизнь в одиночной камере Бастилии.

Не менее красочное описание подобной мессы, правда, куда более развратной, проходящей в мужском монастыре, можно почитать в романе Маркиза де Сада «Юстина».

Самое интересное заключается в том, что такие «черные мессы» придворная знать при Людовике XIV проводила с 1650 года в так называемой огненной палате – большой зал без окон, задрапированной снизу доверху черным сукном, в которой горело множество свечей.

Король Генрих II использовал ее в качестве государственного трибунала при французском парламенте для допросов обвиняемых в ереси гугенотов. И эта зала пустовала после его трагической гибели на рыцарском поединке в 1559 году.

Знать Людовика до того увлекалась «черными мессами», что даже наняла около пятидесяти священников-сатанистов для проведения таких «особых» дьяволослужений.

Как ни боролись власти, парламент с таким откровенным распутством, «Черная месса» просуществовала до XIX века.

МЯТЕЖ ПРОТИВ КАББАЛЫ
Вопреки общепринятому мнению, изложенному выше, существует и другое. Так, знаменитый французский ученый — историк Жюль Мишле (1798-1874), автор двадцатитомной «История Французской революции», тоже проявлял интерес к этой теме.

В своей книге столь не обычной для него, — «Ведьма» он видит причину столь широкого распространения «черной мессы» среди простого народа, особенно среди крестьян, в жесточайшем преследовании Католической Церковью любого инакомыслия, в притеснении ею своих верующих во всем, в попрании их прав на свободное, по своему выбору, вероисповедание, в экономическом их закабалении Церковью и монастырями, где зачастую нравственность пребывала в разительном упадке. По его мнению, все это вылилось в богохульный «мятеж» против всемогущества Церкви и запятнавшего себя монашества.


 
Категория: Интересно и любопытно | Просмотров: 67 | Добавил: Fialka | Рейтинг: 0.0/0