Людей с какими приметами никогда не брали в милицию и КГБ

16:02
Людей с какими приметами никогда не брали в милицию и КГБ
На самом деле в ряды советских милиционеров и чекистов попасть было не так просто. Это только поначалу на желающих служить в милиции и органах госбезопасности смотрели сквозь пальцы. Однако впоследствии туда перестали брать даже тех, кто имел не совсем обычную внешность. Играли важные роли и состояние здоровья кандидатов, и их прошлое.

Состояние здоровья
Согласно Закону СССР «О советской милиции», текст которого приведен в издании «Свод законов СССР» (Известия, 1988 год), на службу в милицию принимали граждан СССР, которые были способны по состоянию здоровья выполнять возложенные на них обязанности. Примечательно, что сразу после установления советской власти в милицию принимали даже больных туберкулезом, сифилисом и другими опасными заболеваниями. А в годы Великой Отечественной войны, когда мужчин не хватало, чекистами становились и инвалиды. Так, в книге Дмитрия Зарубина «Июль 1942» можно найти постановление Курского обкома ВКП(б) о необходимости пополнения спецшколы управления НКВД из числа «инвалидов Отечественной войны, физические недостатки которых не мешают активно бороться с фашистскими захватчиками».

Но позже в Советском Союзе были разработаны специальные требования к состоянию здоровья поступавших на службу. Так, Приказ от 25 мая 1988 года «Об утверждении положений о военно-врачебной экспертизе и медицинском освидетельствовании в органах внутренних дел и внутренних войсках МВД СССР» гласил, что из числа вновь принимаемых признавались непригодными кандидаты с некоторыми врожденными аномалиями, физическим инфантилизмом (недоразвитость мышечной системы, узкая грудная клетка, вес тела меньше 45 кг. и рост ниже 150 см.), рубцами, препятствовавшими ношению обмундирования, искривленными, укороченными или отсутствовавшими конечностями, заиканием и косноязычием, дефектами челюстно-лицевой области, отсутствовавшими 10 и более зубами, гнездной плешивостью и витилиго.

Особенности внешности 
Однако стоит признать, что в КГБ все-таки уделяли гораздо больше внимания внешности претендентов, нежели в милиции. Так называемые особые приметы в госбезопасности не приветствовались, тем более, если речь шла о работе во внешней разведке. Владимир Фортунатов, автор издания «Новейшая история России в лицах, 1917-2008», утверждает, что в этом случае предпочтение отдавалось ничем не примечательной внешности, которая не бросалась бы в глаза. А если верить Олегу Кривопалову, автору книги «Записки советского офицера», в органы госбезопасности не допускались евреи, крымские татары, карачаевцы, калмыки, чеченцы, ингуши, греки, немцы, корейцы и финны. Однако вовсе не по причине специфической внешности, а потому, что представители этих национальностей считались неблагонадежными.

О необходимости изучения происхождения кандидатов говорилось также и в инструкции «Об основных критериях при отборе кадров для прохождения службы в органах НКВД СССР» 1938 года, текст которой приведен в издании Анатолия Чайковского «Плен: за чужие и свои грехи». Согласно документу, при отборе кадров сотрудникам НКВД необходимо было отказывать не только евреям, но и соискателям иных национальностей, имевших «признаки вырождения»: нервные тики, судороги лица, косоглазие и прочие глазные дефекты, нарушения речи (заикание, картавость и т.д.), торчащие вперед («лошадиными») зубы, большие родимые пятна. При медосмотре рекомендовалось обращать внимание на строение тела и отдельные органы. Нежелательными кандидатами считались обладатели волчьей пасти, заячьей губы, лишних пальцев, слишком большой или слишком маленькой головы, аномалий половых органов, густого волосяного покрова на теле.

Нехорошее прошлое 
Кроме отличного здоровья и внешности, отвечавшей перечисленным выше требованиям, желающие служить в советской милиции или КГБ должны были иметь безупречное прошлое. Впрочем, как пишет в своей книге «Три века российской полиции» А. Борисов, после того, как в апреле 1917 года в свет вышло постановление Временного правительства «Об учреждении милиции», в органы принимали осужденных за мошенничество, кражу, укрывательство похищенного, подлог, лихоимство и ростовщичество, но лишь в случае, если с момента отбытия наказания прошло более 5 лет. Однако в 1923 году Центральным административным управлением НКВД были разработаны правила определения граждан на службу в милицию (приказ начальника ЦАУ НКВД и начальника милиции Республики № 112). С этого момента кандидаты были обязаны предоставлять документ о несудимости.

Также, по словам известного советского и российского юриста Станислава Зыбина («Избранные труды», 1 том), если поначалу обращалось внимание лишь на происхождение претендента (предпочтение отдавалось представителям рабочего класса), то с 1923 года появились требования к образовательному цензу, навыкам в работе юридического характера, службе в РККА и стажу работы в советских учреждениях. Кроме того для поступления на службу в милицию необходимо было предоставить две партийные рекомендации. В КГБ также долгое время не брали беспартийных, но даже ярым коммунистам попасть туда было сложнее, чем в милицию. Сотрудники госбезопасности предпочитали сперва присмотреться к будущему коллеге, а уж после проверки желающего служить Родине отправляли на соответствующие курсы.


 
Категория: Интересно и любопытно | Просмотров: 135 | Добавил: Fialka | Рейтинг: 0.0/0