Панночка невеста

18:57
Панночка невеста
Рута была прекрасной молодой девушкой, к тому же из обеспеченной семьи, так что с женихами проблем у девушки не было. Была только одна проблема - выбор из определенного числа претендентов.

Отец Руты не давал, впрочем, особого выбора дочери и согласился отдать дочь за молодого человека из самого состоятельного семейства. Но Рута не была против. Сердце ее было свободно, а молодой человек ей понравился, даже очень.

Рута очень волновалась перед свадьбой. Столько было приготовлений к свадьбе, столько причитаний и даже каких-то страшилок от подруг (которые, видимо, завидовали Руте и ее молодому, красивому и богатому жениху). Рута даже есть не могла - уже за несколько дней до свадьбы с трудом заставляла себя проглотить хотя бы несколько кусочков за целый день.

Платье ее было великолепное, украшения - тоже.

Рута много думала о том, как она будет счастлива со своим молодым мужем в новом, недавно построенном доме. Как он будет любить ее. Какой он прекрасный...

И все же Рута немного побаивалась первой ночи. Что будет? После первого же поцелуя своего жениха (и поцелуя-то невинного) у Руты сделалось головокружение. Ей поцелуй и понравился и в то же время взволновал настолько, что она какое-то время просто не могла и говорить.

Жених оказался человеком деликатным, вот что значит хорошее происхождение, только истинно благородные люди могут так поступать, и целовал с тех пор только ручку Руты, что тоже ее очень сильно волновало.

Накануне свадьбы Рута много думала о том, что завтра она станет не просто девушкой, а настоящей женой, и что должна будет, ой, даже и раздеться в присутствии хоть и очень красивого и не чужого, но все же мужчины. Это повергало ее в такие чувства, которые она и сама не могла бы как-то назвать. Это был и ужас, и истома, и смятение... и желание.

И все-таки ей было страшновато.

Почти всю ночь бедняжка не спала, хотя и старалась заснуть изо всех сил.

Наутро она посмотрела на себя в зеркало - и ужаснулась. Конечно, ей было только семнадцать лет и даже после бессонной ночи в этом возрасте невозможно выглядеть плохо, тем более такой красавице, но самой Руте показалось, что выглядит она ужасно и что ее жених, увидев ее вот такой - в самый последний миг откажется от венчания и она останется опозоренной на всю жизнь.

Она представляла себе гнев отца и несчастное лицо матушки. Не выдержав надуманных сцен, Рута разрыдалась.

В этом состоянии ее и застала горничная, которая страшно перепугалась сама и бросилась утешать панночку.

Кое-как удалось прекратить истерику милой Руты - как раз до прихода ее дорогой матушки. Матушка, впрочем, не стала утешать Руту, а лишь сказала, что невеста должна быть самой счастливой в день венчания и чтобы Рута немедленно начала улыбаться, а не сидела с таким загубленным видом, словно ее выдают не за красавца из богатой семьи, а за какого-то древнего старика.

Рута совершенно не могла есть, но матушка все же настояла, чтобы она хоть что-то проглотила, после чего Руту стали готовить к празднеству.

Руте сделали замечательную прическу, на ее лице были румяна и красавица была облачена в великолепное платье. Матушка собственноручно надела на Руту семейные драгоценности и залюбовалась дочкой, пролив несколько слезинок.

Ах, было доставлено известие, что жених уже отправился в костел, и Руту должны были везти туда же через самое непродолжительное время.

Мать велела оставить Руту на несколько минут одну, чтобы она помолилась о своей дальнейшей счастливой судьбе. Все вышли.

Одна Рута оставалась совсем недолго - минут десять, не больше. Но когда матушка и служанки вошли в ее комнату, они увидели, что Рута лежит на кушетке, а небольшое распятие выпало из ее руки.

Попытки привести Руту в чувство не имели успеха. В доме начался переполох, был вызван доктор.

Мать, сначала испугавшаяся, что обморок дорогой дочери задержит венчание, сама чуть не потеряла сознание, когда доктор объявил о том, что сердечко Руты не бьется и дыхания тоже нет.

Бедная девушка! Она не выдержала всех волнений и скончалась - прямо перед венчанием!

Весь город был потрясен таким известием. Хотя кончина Руты и выглядела со стороны романтично, но это стало ужасающей трагедией для родителей невесты. Они были просто убиты горем.

Отец Руты, и так-то всегда очень властный человек, запретил трогать тело дочери - и она так и лежала в своем прекрасном подвенечном платье и с великолепной прической.

На похороны собрался чуть не весь город, но конечно, в дом для прощания с усопшей были допущены только избранные. Те, кто мог видеть Руту, были поражены.

Настоящая Спящая Красавица! Жаль, что уснула она, в отличие от сказочной героини, навеки.

Потрясенный жених надел во время прощания кольцо на руку Руты, поцеловал красавицу (но она, конечно, не проснулась), после чего сам чуть не рухнул около своей мертвой невесты. К счастью, его поддержали близкие, которые находились здесь же. Он рыдал так, как не положено рыдать мужчине, и благородное происхождение не помогло стать более сдержанным.

После прощания с Рутой гроб был доставлен в костел для церемонии. Видеть ее больше никто не мог.

Неизвестно кем, но подробности домашнего прощания были разглашены (видимо, ошибкой было допустить до прощания домашнюю прислугу) и обсуждались некоторой частью людей, участвующих в траурном шествии на погост. Оставлять ценности на теле не было принято, да видно, случай-то особый.

В толпе провожающих было немало пройдох, но двое были просто отъявленными сорвиголовами - старшему было уже почти тридцать лет, а его брату - немногим за двадцать. Мошенники услышали о кольце, который жених надел на палец Руты и решили раздобыть его. К тому же, они надеялись, что на невесте, раз было оставлено кольцо, могли быть и другие украшения. А богатое платье, в котором была Рута, и так обсуждал весь город.

Ночью оба идиота проникли на кладбище и раскопали могилу невесты. Один из них остался наверху, держал веревку, а другой, добравшись до желаемого ящика с ценностями, открыл его, стащил богатую накидку и сережки из ушей, а потом принялся стаскивать обручальное кольцо Руты.

Но кольцо никак не поддавалось.

Парень, а звали его Витом, принялся тянуть кольцо. Однако стянуть никак не мог, хоть и прилагал все усилия. Вит здорово опасался, как бы их не застукали за таким делом на кладбище и поэтому здорово нервничал. К тому же, малоприятно находится в могиле, хотя и раскопанной.

Парень чуть не повредился рассудком, когда покойница вдруг охватила его руку своими холодными пальцами. Он заорал так, что находящийся вверху его старший брат дал отменного стрекача.

Вит остался наедине в могиле с мертвой девушкой, которая уже смотрела на него своими глазищами. Он решил, что всё - ему пришел конец, мертвая невеста сейчас выпьет всю его кровь. Но этого почему-то не происходило.

Девушка застонала и еле слышно сказала, что надо ехать на венчание. И снова упала на подушку.

До Вита, хотя и не сразу, но дошло, что девушка жива. С некоторым трудом выбравшись наверх, Вит стал звать старшего брата, но так и не смог дозваться. Брат дал такого стрекача, что его и поблизости нигде не было.

Вит закрепил веревку и снова спустился вниз. Там он обвязал тело прекрасной Руты, выбрался сам, а потом вытянул и девушку.

Трясущимися руками он надел на нее сережки, изрядно перемазав ее при этом в земле. Девушка почти все время стонала. Если бы не это, Вит и сам бы сбежал, но его сердце охватило сострадание и он не смог оставить бедняжку одну в таком ужасном месте, ведь было понятно, что та жива.

Вит притащил невесту к дому ее родителей и стал думать, что говорить. Если бы только узнали, что они мародерствовали на кладбище, то их с братцем могли бы и повесить за это.

Он думал уже оставить Руту где-нибудь поблизости и быстренько смыться, как почувствовал, что пошел дождь. Не мог же он бросить бедняжку, да еще в таком состоянии, под дождем? Тогда, точно, ее придется хоронить по новой.

И тут его осенило. Вит все же был пройдохой, а в голову к таким какие только мысли не приходят.

Он деловито стал колотиться в двери богатого дома и громко требовать, чтобы ему открыли.

В доме началась суета. Когда прислуга только увидела Вита, на руках которого была мертвая, как они думали, Рута, начался такой крик и визг, что проснулись не только хозяева, но наверно, и жители окрестных домов.

Было из-за чего визжать - оба они - и Вит и, конечно, Рута, были перепачканы землей, сдобренной начавшимся дождичком, и вид у обоих был бледный и устрашающий - Рута еще толком не могла прийти в себя и только хлопала огромными глазами и что-то не очень внятно мычала, а Вит тоже не мог похвастаться румянцем в ту ночь - он был чрезвычайно бледным от пережитого волнения и от страха, что его все-таки повесят за неблаговидные дела.

Когда ошалелые родители Руты спустились вниз и узрели свою дочь - то ли живой, то ли восставшей из мертвых, мать Руты немедленно хлобыстнулась в обморок, а папаша был близок к тому же самому. Однако папаша оказался все же тертым калачом и не позволил себе бабской слабости. Он только сидел в полувменяемом состоянии на полу и слушал враки Вита про якобы увиденный им вещий сон, в котором ему явился почитаемый в городе святой и велел немедленно отправляться на кладбище и раскопать могилку захороненной заживо девушки. К тому же во сне Вита святой ломал себе руки и говорил, что не смог вовремя оповестить близких Руты о том, что все доктора ошибались и какой он, к дьяволу, после этого святой. И что если только Вит успеет и спасет бедную девушку, то пусть передаст ее семейству, что они должны и обязаны выдать ее замуж за спасителя с самым хорошим приданым, а иначе будет им кара небесная и прочие пакости в течение всей жизни.

Были вызваны доктора, Рута была признана живой, и ей и всем прочим участникам ужасной сцены была оказана помощь, и все закончилось благополучно, если, конечно, не считать, что одна из служанок надолго потеряла дар речи, но ее муж, впрочем, был только страшно рад этому и впоследствии, когда она все же смогла снова говорить, объявил ей, что теперь, точно, ее бросит, если она снова не научится молчать, как и предыдущие полтора года.

Когда Рута окончательно поправилась (а Вит тем временем неплохо харчевался у ее родителей и тоже так немного поправился), она объявила, что выйдет замуж только за своего чудесного спасителя и будет вовеки ему благодарна.

Ее отец был не против. И не столько из-за "вещего сна" Вита, сколько из-за потрясения, которое испытал, когда потерял дочь. Он был так счастлив, что Руточка жива, что теперь готов был исполнить малейшее ее желание, любой ее каприз и прихоть.

Вит при всем при том, что был из более чем неблагородной семьи, все же был парень симпатичный - весь в уголовника-отца, давно уже сгинувшего где-то. Но характер, в отличие от своего папаши, Вит имел самый живой и незлобливый.

Рута в силу своего неубиваемого романтизма влюбилась в своего спасителя до такой степени, что боялась отпускать его от себя надолго. Вит, впрочем, и не рвался. Кормили его здесь просто отменно, работать не заставляли (да он и не умел), вокруг него было множество прислуги, которая старалась угодить "пану", К тому же, в него была влюблена одна из красивейших девушек города. Куда рваться-то?

Свадьба Руты и Вита не была пышной, зато очень веселой. Хотя на само торжество были приглашены лишь мать, брат да сестры Вита. Но этого хватило с гаком, чтобы веселье удалось.

Рута больше не боялась первой ночи с мужем, ведь она пережила уже такую ночь с ним, после которой ни один черт не страшен.

Жизнь молодых превратилась в нескончаемое (хотя и странное, на взгляд породистых соседей) счастье, а плодовитость Вита не оставляла никаких шансов на то, что у панского дома не будет наследников, напротив, их народилось даже очень много, к тому же все - с веселыми непанскими и очень даже витальными физиономиями.


 
Категория: Интересно и любопытно | Просмотров: 125 | Добавил: Fialka | Рейтинг: 0.0/0