Родная кровь. История из реальной жизни

17:20
Родная кровь. История из реальной жизни
Эта история, случившаяся с моей дальней родственницей, давно не даёт мне покоя. Наверное, мне нужно поделиться. Возможно кто-то найдёт для себя ответ на вопрос, как нашла его моя родственница в случайной встрече. Ну, обо всём по порядку.

Наконец-то морозы и метели отступили, в природе всё успокоилось, светило ласковое солнышко, и Елена Николаевна засуетилась, засобиралась проведать дорогие могилки отца и матери. Это впервые из-за непогоды и нездоровья за три года после их ухода, она пропустила и дни их рождения, и смерти. Заехала на рынок, купила любимые мамины жёлтые хризантемы, и с автобусом повезло. Сидела возле окна, наблюдала за движением на улицах. На следующей остановке возле неё села женщина, ровесница в коричневой куртке с капюшоном и задорной рыжей чёлкой. Глаза её так и бегали, туда-сюда.

Ехать до места было минут двадцать, и через несколько минут пути спутница обратилась к Елене. И успела сообщить о себе почти всё: что уже на пенсии, бездетна, вдова уже десять лет, и сегодня — день рождения покойного мужа. Хоть и жизнь она с ним прожила – врагу не пожелаешь, но всё простила и скучает по нему сильно. Из маршрутки вышли вместе. Попутчица семенила рядом и говорила, говорила. «Не отстанет», — подумала с тоской Елена. Она почти не слушала, думая о своём. Им оказалось по пути, чему женщина была рада. Теперь она рассказывала о том, каким красавцем был её покойный муж:

- Сколько женщин было в него влюблённых! До самой его смерти... Я их понимаю, им досталась его молодость, красота, его мужская сила. А вообще-то он был вор.

- Как вор? — переспросила Лена,

- Отсидел три срока.

- И что же он воровал? — поинтересовалась Елена.

- Квартирные кражи. Иногда у своих богатых любовниц. Некоторые на него даже не заявляли... — даже с гордостью ответила попутчица.

- А вы все знали и терпели? И женщин этих, и отсидки? — спросила Елена.

- И передачи, и свидания, и поселения...

— Любили? — с сочувствием спросила Елена, поверив ей.

- До смерти, — тихо произнесла женщина. - Об одном Бога молила, чтобы он его инвалидом сделал, чтоб только мне одной достался, грех конечно.

Оказалось, что и участки у них рядом. Елене пришлось тащиться с попутчицей дальше та настаивала, хотела памятник показать. И Елена покорно поплелась за ней.

Жидкая грязь, перемешанная с подтаявшим снегом, чавкала под ногами.

«Ну что за навязчивость такая, ни такта, ни понятия, — со злостью думала Елена. - Не отвяжется никак».

Тут попутчица остановилась и гордо сказала: «Вот!» — и она кивнула на гранитную стелу с барельефом мужского лица, правда нечётким. Лена скользнула взглядом, прочла эпитафию в стихах, а дальше увидела фотографию в металлическом багете, стоявшую у подножия памятника.

И тут у неё перехватило дыхание и часто забилось сердце. Ей стало нехорошо. «Вот и встретились, — пронеслось у неё в голове. — Ну, здравствуй, моряк торгового флота. Господи, просто бразильское кино».

Попутчица хвасталась памятником, а Лена взявши себя в руки, твёрдо распрощалась с ней. Попутчица растерянно смотрела ей вслед. Лена дошла до могилок отца и матери и плюхнулась на скамейку, и понемногу стала приходить в себя.

...В середине восьмидесятых молодая замужняя Елена уезжала на юг, в Крым. В профкоме предложили горящую путёвку. Муж был не против. Замужем она была уже семь лет. Жили с её родителями, дружно и спокойно. Единственное, что огорчало, что не получается с детьми. До санатория добралась без приключений.

Разобрав вещи, она побежала к морю. Уже темнело — ранняя Южная звёздная ночь. Море было тёплое и ласковое. По воде, мерцая, серебрилась лунная дорожка. Елена замерла от такой красоты. «Так выглядит счастье», — подумалось ей. Наплавалась, налюбовалась морем и звёздами, а с утра началась бурная санаторная жизнь. Визит к врачу, процедуры. До обеда ни минуты свободной! А вечером кино, танцы, прогулки.

Принарядившись, Елена пришла к танцплощадке — поглазеть.

- Позвольте?

Елена обернулась.

Он был очень хорош собой. Она растерянно пожала плечами. Незнакомец уверенно взял её за руку и повёл на середину площадки. Когда музыка смолкла, он поцеловал её руку, произнёс: «Вы прекрасны!»

Потом они гуляли по городу, и он рассказал Лене о себе.

Моряк был женат, но жена бросила его, вышла замуж, с дочкой видеться не даёт. Он очень одинок, и в его глазах она увидела слёзы... Так закружился их сумасшедший роман. Лена влюбилась как девчонка...

Моряк оказался пылким любовником. Счастье продолжалось ещё две недели. Потом она провожала его на перроне и плакала. Договорились о переписке на Главпочтамт до востребования.

Остаток отпуска Лена провела в тоске и унынии. Ничего больше не радовало, всё надоело, даже море. Много плакала, всё вспоминала, вспоминала.

Увидев мужа на перроне, Елена громко, в голос, разревелась. Первые дни она металась по дому, не находила себе места, раздражалась, плакала. Ей хотелось жить с любимым. Муж сразу догадался, в чём дело. В первые дни думала только об одном: о возможности их встреч. Где? У кого? Лететь ей к нему на север? А потом поняла, что беременна, и сказала об этом мужу. Он ушёл без скандала. Удерживать его она не посмела. Когда родители, наконец, все поняли, они гневно осудили дочь, назвав её безумной. Родители были на стороне бывшего мужа. Особенно негодовал отец и не говаривал с Еленой до самого рождения внучки. Мать Елену, конечно, жалела, но ни о чём с ней не говорила. И смягчились только тогда, когда она родила девочку — темноглазую, с тёмными колечками волос. Дочку Елена назвала Алёной.

Ещё несколько лет она бегала на Главпочтамт. Писем не было. Потом она успокоилась и бегать перестала. Замуж Елена так и не вышла. Хотя, чего лукавить, мужчины на неё заглядывались. В тридцать семь лет у неё начался роман с коллегой, не очень радостный, бесперспективный, но тянулся он долго, лет тринадцать. Как-то резко она расплылась, но всё ещё была красивой. На пенсию вышла в срок. Как-то сразу навалились на неё болезни. Дочка росла умницей и красавицей. Правду говорят — где-то Бог даёт, а где-то отнимает. Алёнка радовала маму отличной учёбой, успехами в спорте, занималась художественной гимнастикой, плаванием. Только дважды за годы детства сильно огорчила Елену и особенно дедушку с бабушкой.

Первый раз ещё в детском саду. Принесла домой куклу Барби. Сказала, что подружка дала поиграть. А на самом деле, просто украла её. Разгорелся скандал. Второй раз подобное случилось, когда Алёна уже была в пятом классе. У одноклассников стали пропадать деньги, а потом и вещи. И когда её уличили — не оправдывалась, не просила прощения, не раскаивалась в содеянном, а упрямо молчала, низко наклонив голову.

Дед тогда очень сильно разволновался, всё не мог понять, как могло так случиться, что в их интеллигентной, порядочной семье растёт воришка. Никогда в их роду ничего подобного не было. Тем более что семья была обеспеченной, и девочка ни нуждалась. На вопрос: «Чего тебе не хватает» — так и не добились ответа. Вынуждены были перевести в другую школу.

Потом один за другим ушли отец с матерью. Жизнь продолжалась, Алёнка окончила пединститут, работала в школе. Учила детей английскому языку. По гостевой визе поехала в Америку к подруге, как-то там «зацепилась», нашла работу няни в богатом доме. И всё мечтала о браке – но как-то не складывалось. Звонила Елене часто — раз в неделю. Елена сильно тосковала по дочери. Но постепенно привыкла к одиночеству и даже научилась получать удовольствие от своей свободы, радуясь, что жизнь вошла в свою спокойную и размеренную колею.

А спустя несколько месяцев после этой странной и мистической встречи на кладбище позвонила Алёнка и, плача, сообщила о том, что она хочет вернуться домой, что вся эта заграница ей надоела и что жизнь там тоже не сахар. Елена растерялась и расстроилась, ведь надеялась, что дочка там устроит свою личную жизнь. И только потом, когда Алёнка вернулась домой, она узнала, что всё ещё, слава Богу, хорошо закончилось и обошлось, а могло бы быть куда хуже и страшнее. Как-то ночью дочка ей призналась, что она украла у своих работодателей украшения. Пропажу обнаружили сразу. Пригрозили, что позовут полицию, если Алёнка не вернёт драгоценности. Она созналась во всём, и её пожалели, купив билет домой. Хозяйский ребёнок её обожал... Елена выслушала дочку, молча и спокойно. Укрыла плачущую Алёну одеялом и ушла к себе.

Чему было удивляться? Она вспомнила те случаи в детском саду и в школе... Она выпила снотворное, в своих горьких мыслях стала засыпать, подумалось о том, что кровь не вода, и теперь то, после встречи на кладбище, она знала, откуда у Алёнки эта наследственность, желание воровать. И ещё о том, что разве мало она заплатила своим одиночеством за несколько дней сумасшедшего счастья, и дай Бог, чтобы эта плата была последней. «Ведь Алёнка искренне раскаялась, может быть, ещё обойдётся?» — горько вздохнула Елена.


Кстати, если вам понравилась история, можно поставить лайк и подписаться на канал:) Нам будет приятно:)



 
Категория: Интересно и любопытно | Просмотров: 130 | Добавил: Fialka | Рейтинг: 1.0/1