23:21
Самые невероятные и ужасные эксперименты над человеческой и животной психикой
Малыш Альберт. 1920 год
Джон Уотсон, родоначальник бихевиористского направления в психологии, занимался исследованиями природы страхов и фобий. Изучая эмоции младенцев, Уотсон, среди прочего, заинтересовался возможностью формирования реакции страха применительно к объектам, которые прежде страх не вызывали. Ученый проверил вероятность формирования эмоциональной реакции боязни белой крысы у 9-месячного мальчика Альберта, который крысу совершенно не боялся и даже любил с ней играть.

В ходе эксперимента в течение двух месяцев младенцу-сироте из приюта показывали ручную белую крысу, белого кролика, вату, маску Санта-Клауса с бородой и т.д. Спустя два месяца ребенка посадили на коврик посередине комнаты и разрешили поиграть с крысой. На первых порах малыш совсем не боялся крысы и безмятежно играл с ней. Спустя некоторое время Уотсон начал наносить удары железным молотом по металлической пластине за спиной ребенка всякий раз, когда Альберт прикасался к крысе. После повторения ударов Альберт начал избегать контакта с крысой. Через неделю эксперимент повторили — в этот раз по металлической пластине ударили 5 раз, а затем положили крысу в колыбель к ребенку. Малыш теперь плакал на взрыд только при виде белой крысы.

Еще через 5 дней Уотсон решил проверить, будет ли мальчуган бояться похожих объектов. Ребенок до ужаса испугался ваты, маски Санта-Клауса и чуть не упал в обморок при виде белого кролика. Так как громких звуков при показе предметов ученый не издавал, Уотсон сделал вывод о переносе реакций страха. Уотсон предположил, что очень многие страхи, антипатии и тревожные состояния взрослых формируются еще в раннем детстве. К сожалению, Уотсону так и не удалось избавить малыша Альберта от его беспричинного страха, который закрепился на всю оставшуюся жизнь.

Опыт Милгрэма. 1974 год
Опыт Стэнли Милгрэма из Йельского университета описан автором в книге «Подчинение авторитету: экспериментальное исследование». В опыте участвовал исследователь, испытуемый и актер, игравший роль другого испытуемого. В начале эксперимента между испытуемым и актером «по жребию» распределялись роли «учителя» и «ученика». В действительности испытуемому постоянно доставалась роль «учителя», а нанятый актер неизменно был «учеником». «Учителю» перед началом эксперимента объясняли, что цель опыта – обнаружить новые методы запоминания информации. В реальности же экспериментатор исследовал поведение подопытного, получающего указания, расходящиеся с его внутренними поведенческими нормами.

«Ученика» привязывали к креслу, к которому был прикреплен электрошокер. Как «ученик», так и «учитель» получали «демонстрационный» удар током в 45 вольт. После этого «учитель» уходил в другую комнату и должен был по громкой связи давать «ученику» простые задачки на запоминание. При каждой ошибке ученика испытуемый должен был жать на кнопку, и ученик получал удар током в 45 вольт. В действительности актер, игравший ученика, только лишь делал вид, что получает удары током. Затем после каждой ошибки учитель должен был повышать напряжение на 15 вольт. В какой-то момент актер начинал требовать остановить эксперимент. «Учитель» начинал колебаться, а экспериментатор на это отвечал: «Эксперимент требует, чтобы вы продолжали. Продолжайте, пожалуйста».

По мере увеличения напряжения актер разыгрывал все более сильный дискомфорт, потом сильную боль и наконец срывался на вопль. Опыт продолжался до напряжения в 450 вольт. Если «учитель» колебался, экспериментатор заверял его, что берет на себя полную ответственность за эксперимент и за безопасность «ученика» и что опыт должен быть продолжен. Результаты оказались шокирующими: 65% «учителей» дали разряд в 450 вольт, зная, что «ученик» испытывает страшную боль.

Несмотря на все предварительные прогнозы экспериментаторов, большинство испытуемых подчинились указаниям руководившего экспериментом ученого и наказывали «ученика» электрошоком, притом в серии опытов из сорока испытуемых ни один не остановился до уровня 300 вольт, пятеро отказались подчиняться лишь после этого уровня, а 26 «учителей» из 40 дошли до конца шкалы.

Критики заявили, что испытуемых гипнотизировал авторитет Йельского университета. В ответ на эту критику Милгрэм повторил эксперимент, сняв убогое хранилище в городке Бриджпорте (штат Коннектикут) под вывеской «Исследовательская ассоциация Бриджпорта». Результаты качественно не изменились: 48% испытуемых согласились дойти до конца шкалы.

В 2002 году сводные результаты всех схожих экспериментов показали, что до конца шкалы доходят от 61% до 66% «учителей», независимо от времени и места эксперимента. Выводы из эксперимента следовали самые пугающие: неизвестная темная сторона человеческой натуры склонна не только бездумно подчиняться авторитету и исполнять самые немыслимые указания, но и оправдывать собственное поведение полученным «приказом». Многие участники эксперимента испытывали чувство превосходства над «учеником» и, нажимая на кнопку, были уверены, что «ученик», ошибочно ответивший на вопрос, получает по заслугам.

В конечном итоге, результаты эксперимента показали, что необходимость повиновения авторитетам укоренена в нашем сознании так глубоко, что испытуемые продолжали исполнять указания, невзирая на моральные страдания и сильный внутренний конфликт.

Тюремный эксперимент. 1971 год.
Эксперимент с «искусственной тюрьмой» не задумывался его создателем как нечто неэтичное или вредное для психики его участников, но результаты этого исследования повергли в шок общественность. Выдающийся психолог Филипп Зимбардо решил исследовать поведение и социальные нормы индивидуумов, помещенных в нетипичную для них обстановку тюрьмы и вынужденных играть роли заключенных или надзирателей. Для этого в подвале факультета психологии оборудовали имитацию тюрьмы, а студентов-добровольцев в количестве 24 человек разделили на «заключенных» и «надзирателей».

Предполагалось, что «заключенные» изначально помещены в ситуацию, в ходе которой они будут испытывать личностную дезориентацию и деградацию, вплоть до полной деперсонализации. «Надзирателям» не дали никаких специальных инструкций по поводу их ролей. На первых порах студенты не очень-то понимали, каким образом им необходимо играть свои роли, но уже на второй день эксперимента все встало на свои места: мятеж «заключенных» было жестоко подавлено «надзирателями». С этого момента поведение обеих сторон в корне изменилось. «Надзиратели» разработали специальную систему привилегий, призванную разобщить «заключенных» и зародить в них недоверию друг к другу – порознь они не так сильны, как вместе, а следовательно, их легче «охранять». «Надзирателям» стало казаться, что «заключенные» в любой момент готовы поднять новое «восстание», и система контроля ужесточилась до крайней степени: «заключенных» не оставляли наедине с собой даже в туалете.

В результате «заключенные» стали испытывать эмоциональные расстройства, депрессию, бессилие. Через некоторое время посетить «заключенных» пришел «тюремный священник». На вопрос, как их зовут, «заключенные» чаще всего называли свои номера, а не имена, а вопрос, как они собираются выбираться из тюрьмы, приводил их в тупик. К ужасу экспериментаторов оказалось, что «заключенные» целиком и полностью вжились в свои роли и начали ощущать себя в настоящей тюрьме, а «надзиратели» испытывали настоящие садистские эмоции и намерения по отношению к «заключенным», еще несколько дней назад бывшими их добрыми друзьями. Казалось, обе стороны напрочь забыли, что все это – всего лишь эксперимент. Несмотря на то эксперимент должен был проходить в течении двух недель, он был прекращен досрочно, всего через 6 дней по этическим соображениям.

«Чудовищный эксперимент». 1939 год
В 1939 году Уэнделл Джонсон из университета Айовы (США) и его аспирантка Мэри Тюдор провели шокирующий эксперимент с участием 22 детей-сирот из Дэвенпорта. Детей разделили на контрольную и экспериментальную группы. Половине детей экспериментаторы рассказали о том, как чисто и правильно они говорят.

Вторую половину детей ожидали неприятные минуты: Мэри Тюдор, не жалея эпитетов, ехидно высмеивала малейший изъян их речи, в конце концов назвав всех жалкими заиками. В результате эксперимента у многих детей, которые никогда в жизни не испытывали проблем с речью и волею судьбы оказались в «негативной» группе, развились все симптомы заикания, которые сохранялись в течение всей их жизни.

Эксперимент, впоследствии названный «чудовищным», долго скрывали от общественности из страха навредить репутации Джонсона: похожие эксперименты позже проводились над заключенными концлагерей в нацистской Германии. В 2001 году университет штата Айова принес официальные извинения всем пострадавшим в ходе исследования.

Исследования по воздействию наркотиков на живой организм. 1969 год.
Нужно признать, что есть такие эксперименты, проводимые на животных, которые помогают ученым изобрести лекарства, которые в дальнейшем могут спасти десятки тысяч человеческих жизней. Но есть такие исследования, которые переходят все границы этики. Примером может послужить эксперимент, призванный помочь ученым понять и изучить скорость и степень привыкания человека к наркотическим веществам.

Эксперимент проводился на крысах и обезьянах, как на животных, наиболее близких к человеку по физиологии. Животных приучали самостоятельно впрыскивать себе дозу определенного наркотика: морфина, кокаина, кодеина, амфетаминов и т.д. Как только животные научились самостоятельно «колоться», экспериментаторы оставили им большое количество препаратов, предоставили животных самим себе и начали наблюдение.

Животные так растерялись, что многие их них даже пытались бежать, причем, находясь под действием наркотиков, они калечились и не чувствовали боли. Обезьяны, принимавшие кокаин, начали сходить с ума от конвульсий и галлюцинаций: несчастные животные вырывали себе фаланги пальцев. Обезьяны, «сидевшие» на амфетаминах, выдернули у себя всю шерсть. Животные-«наркоманы», предпочитавшие «коктейль» из кокаина и морфина, умирали в течение 2 недель после начала приема препаратов.

Несмотря на то что целью эксперимента было понять и оценить степень воздействия наркотиков на организм человека с намерением дальнейшей разработки эффективного лечения наркозависимости, способы достижения результатов трудно назвать гуманными.

Эксперименты Лэндиса. 1924 год
В 1924 году Карини Лэндис из университета Миннесоты начал исследовать человеческую мимику. Эксперимент, затеянный ученым, должен был выявить общие закономерности работы групп лицевых мышц, отвечающих за выражение отдельных эмоциональных состояний, и найти мимику, типичную для страха, смущения или других эмоций. Испытуемыми стали его собственные студенты. Чтобы сделать мимику более отчетливой, он нарисовал на лицах испытуемых линии жженой пробкой, после чего предъявлял им нечто, способное вызвать сильные эмоции: заставлял их нюхать аммиак, слушать джаз, смотреть на порнографические картинки и засовывать руки в ведра с жабами и змеями.

В мгновение выражения эмоций студентов фотографировали. И все бы ничего, но последнее испытание, которым Лэндис подверг студентов, выходило за всякие рамки этики. Лэндис просил каждого испытуемого оттяпать ножом голову белой крысе. Все участники эксперимента поначалу отказывались это сделать, многие плакали и кричали, но затем большинство из них согласились это сделать. Хуже всего было то, что почти все участники эксперимента, что называется, в жизни и мухи бы не обидели и совершенно не представляли, каким образом исполнять требование экспериментатора. В результате животным причинили немало мук.

Последствия эксперимента оказались куда как более важными, чем сам эксперимент. Никакой закономерности в выражении лица ученым выявить не удалось, но психологи получили доказательство того, как легко и просто люди готовы подчиниться авторитету и сделать то, что в обычной жизненной ситуации не сделали бы никогда.

Приобретенная беспомощность. 1966 год
В 1966 году психологи Марк Селигман и Стив Майер провели серию экспериментов на собаках. Животных поместили в клетки, заранее разделив на три группы. Контрольную группу через какое-то время отпустили, не причинив никакого вреда, вторую группу животных подвергали повторяющимся ударам тока, которые можно было прервать нажатием рычага изнутри, а животных их третьей группы подвергали внезапным ударам тока, которые никак нельзя было предотвратить.

В результате у собак выработалась так называемая «приобретенная беспомощность» – реакция на неприятные раздражители, основанная на убежденности в беспомощности перед окружающим миром. Скоро у животных начали появляться признаки клинической депрессии. Через некоторое время собак из третьей группы выпустили из клеток и посадили в открытые вольеры, из которых запросто можно было убежать. Собак опять подвергли воздействию электрического тока, но ни одна из них даже не подумала о бегстве. Вместо этого они заторможенно реагировали на боль, воспринимая ее как нечто неизбежное. Собаки усвоили для себя из предыдущего негативного опыта, что бегство невозможно и больше не предпринимали никаких попыток вырваться из клетки.

Ученые предположили, что человеческая реакция на стресс во многом напоминает собачью: люди становятся беспомощными после нескольких неудач, следующих одна за другой. Непонятно только, стоил ли такой, в общем-то, плоский вывод страданий несчастных животных.

Из мальчика в девочку. 1965 год
В 1965 году восьмимесячный младенец Брюс Реймер, родившийся в канадском Виннипеге, по совету врачей подвергся процедуре обрезания. Но из-за ошибки хирурга, проводившего операцию, у мальчика был полностью поврежден пенис.

Психолог Джон Мани из университета Джона Хопкинса в Балтиморе (США), к которому обратились за советом родители ребенка, посоветовал им «простой» выход из сложной ситуации: променять пол ребенка и воспитать его как девочку, пока он не вырос и не начал испытывать комплексы по поводу своей мужской несостоятельности.

Сказано – сделано: немного спустя Брюс стал Брендой. Несчастные родители не догадывались, что их ребенок стал жертвой жестокого эксперимента: Джон Мани давным-давно искал возможность подтвердить, что половая принадлежность обусловлена не природой, а воспитанием, и Брюс стал идеальным объектом наблюдения.

Мальчику удалили яички, и затем на протяжении нескольких лет Мани публиковал в научных журналах отчеты об «успешном» развитии своего подопытного. «Совершенно ясно, что мальчуган ведет себя как активная маленькая девчушка и ее образ действий сильно отличается от мальчишеского поведения ее брата-близнеца», – уверял ученый.

Вместе с тем и родные дома, и учителя в школе отмечали у ребенка типичное мальчишеское поведение и смещенное восприятие. Хуже всего было то, что родители, скрывавшиеся от сына-дочери правду, испытывали сильнейший эмоциональный стресс. В результате у матери наблюдались суицидальные наклонности, отец стал алкоголиком, а брат-близнец постоянно пребывал в депрессии.

Когда Брюс-Бренда достиг подросткового возраста, ему стали давать эстраген, чтобы стимулировать рост груди, а потом психолог стал убеждать на новой операции, в ходе которой Бренде должны были сформировать женские половые органы.

Но тут Брюс-Бренда взбунтовался. Он категорически отказался делать операцию и перестал приходить на приемы к Мани. Одна за другой последовали три попытки самоубийства. Последняя из них окончилась для него комой, но он поправился и начал борьбу за возвращение к нормальному существованию – в качестве мужчины. Он сменил имя на Дэвид, остриг волосы и начал носить мужскую одежду. В 1997 году он прошел через серию реконструктивных операций, чтобы вернуть физические признаки пола. Он также женился на женщине и усыновил троих ее детей. Но хеппи-энда не получилось: в мае 2004 года, после разрыва с женой, Дэвид Реймер покончил жизнь самоубийством в возрасте 38 лет.
Категория: Интересно и любопытно | Просмотров: 64 | Добавил: Fialka | Рейтинг: 0.0/0